Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Блюз над городом ( невзначай удалил - возвращаю)

Слова из полузабытой песни:
"...-О, гитара и струны, вечный роман
Когда уходит любовь, остается блюз..."


Хотел изменить инфу о себе, подумал и решил запостить.
Пришел в Грозный из Шатоя. Когда уйду обратно (родовое кладбище в Шатое)- вопрос времени.
Люблю воспоминания о Старом городе и не смог полюбить Новый. 
Старый город. Торжественно-строгая "Чеховка", уже при входе, в который ощущаешь величие книги. 
Сквер Толстого, с майским ковром из тополиного пуха. ЧИГУ им. Л.Н. Толстого. Величественно-важный Альма-матер.
Сквер Полежаева с пенсионерами-шахматистами и знаменитым "Полковником Исаевым" - Альви. Иногда сюда наведывался Билал - "Поэт", эмоционально декламирующий: 
- В ущелье темном, среди скал
Кинжал заржавленный лежал...»
Они часто не ладили, ссорились и "Полковник" (куда поэтам до полковников?) гнал из сквера "Поэта". Кстати, "Полковник" был легендой Старого города. Некоторые его считали полоумным, но он был человеком своего мирка, в котором не было места условностям. Ему ничего не стоило заорать посреди улицы: - "Смирно-о-о-о! Как стоишь перед полковником!?" или во весь голос загнусавить "Прощание славянки" (его любимая мелодия). Уже одно его появление вызывало улыбки, каждый норовил поздороваться с ним. Его "подвиги" передавались из уст в уста и становились достоянием города.
«Поэт» тоже был оригиналом, ходил в капитанской фуражке и по просьбам (по многочисленным просьбам) декламировал свои стихи. В самый кульминационный момент он напоминал о просохшем горле и кто-то из добровольцев (тогда люди были щедрее) бежал за крепленым вином. «Поэт» водку не пил.
Другой «достопримечательностью» был знаменитый урус-мартановский Эмиша, подтянутый,  одетый с  иголочки:френч, лакированные комсоставские сапоги с высокими голенищами, брюки галифе. Если кто-то просил у него рубль-другой, понятно на что,  – меньше червонца не давал.
Его другом был Арбишка шатойский, Баканаев Арби, слухи утверждали, что он одним ударом валил быка, обмотавши руку тряпкой, гвоздем пробивал доску-сороковку. Кстати, он жив и живет в Шатое, дай Аллах ему много лет жизни.
Еврейская слободка (ул. Московская и Пролетарская) славилась дядь Левой, Яшкой и, конечно-же Ханкой (теть Ханна), у которой в любое время суток можно было купить что угодно. Она отсидела несколько сроков в Березово и была авторитетной личностью в криминале. Отметим, что курила она строго «Беломор» и пила только неразбавленный спирт.
Их было много своеобразных Грозненцев: Саша Арустамов, Манукян Левон или «Лимон», Бука (Миша) автуринский, Аптишка-«Птенчик», Львов Сергей…
В памяти неторопливой чередой проходят люди, события…
Кинотеатр «Родина», первые индийские мелодрамы, по окончании которых, люди выходили либо с поджатыми от горя губами, либо со счастливо-блаженными лицами, в зависимости от концовки фильма. Теперь на его месте выстроен ресторан с противно-безвкусным названием «Грозный-сити».
"Зеленый базар" и вспоминаются, как ни смешно, пирожки по 4 копейки штука. Очень вкусные или так кажется, спустя десятилетия.
Стадион «Орджоникидзе», ДСО «Трудовые резервы, где школьником, до изнеможения занимался вольной борьбой. Соседи по ДСО: заслуженный тренер Людмила Яковлева, Лилия Тузникова, девочки-акробатки, на которых, мы -Борцы!!!, смотрели как на инопланетянок.
Команда «Терек» 70 годов. Михеев, Синько, Каюшников, Дениев, Колядко, Хохленко…
Болельщики: городские и сельские русские, армяне с Щебелиновки, молокане с Гикало, евреи из Слободки, чеченцы, ингуши, греки… Единые порывы. Общие радости, общие огорчения… 
Да мало ли этих эпизодов твоих воспоминаний?
Больно, что все утеряли. Горько, что уже не вернешь.
А Новый город, он бездушен, материален и показушен. Он теперь «сити».
Прости меня Грозный, но таким я тебя не люблю!